НЕ ЗАБУДЬТЕ ПОДЕЛИТЬСЯ АНИМЕ НОВОСТЬЮ РАЗМЕСТИТЬ НОВОСТЬ!
Новости публикуются без модернизации, здесь.
На главную Обратная связь
.
.
.
.
   
.

Аниме вытекает из манге о которой я сейчас расскажу!

. .
Дата: 8 марта 2010
Аниме вытекает из манге о которой я сейчас расскажу!

Аниме вытекает из манге о которой я сейчас расскажу! Согласитесь, немного стыдно быть фанатом аниме и манги, не зная, собственно, ни истории их возникновения, ни основных принципов, ни сюжетных стереотипов... Этот раздел призван исправить такое положение дел – читайте и удивляйтесь.
Только давайте сразу договоримся – несмотря на то, что отождествлять мангу и аниме не совсем корректно, мы все же будем это делать, все-таки одно произошло из другого... но стоп, это уже забегание вперед. Лучше уж сами во всем разберитесь!

Кратко о манге



Слово «манга» довольно многозначно. Это и политические карикатуры в газетах, и весьма популярные во всем мире японские рисованные мультфильмы. Но для японца это прежде всего комиксы. 4,5 млрд. единиц книжно-журнальной продукции ежегодно печатается в Японии. Четверть из этого числа (что-то около 1,2 млрд. экз.) приходится на комиксы, выпускаемые в виде журналов или книг.

Десятки издательств выбрасывают каждую неделю на книжный рынок красочные журналы, толщиной соперничающие с телефонными справочниками. Каждый из них содержит по 10=15 различных историй, печатающихся с продолжением из номера в номер. Значительная часть из них рассчитана на детскую аудиторию. Есть комиксы для мальчиков и комиксы для девочек. Содержание их заметно различается. Разовые тиражи наиболее популярных из них достигают 3=5 млн. Но есть также манга для юношей и девушек, мужчин и женщин. Есть десятки специализированных изданий, посвященных научной фантастике, приключениям из жизни роботов, космонавтов или гангстеров, уфологии, демонологии, графии, азартным играм, спорту…

Пользующиеся наибольшим спросом манга выпускаются в виде книг (нередко — сериалами в 10—20 томов), которые расходятся по стране десятками миллионов. А на основе лучших из них создаются многосерийные мультфильмы.

Полвека назад комиксы издавались только для детей. Взрослые предпочитали газеты и книги. Теперь же в мир манга втянуто практически все население страны. Журналы комиксов можно встретить повсюду. Десятки названий на выбор предлагают книжные магазины и газетные киоски. Для тех, кто не мыслит себе ночи без любимого чтива, круглосуточно работают уличные автоматы по продаже манга. Если исходить из того, что в стране ежегодно издается более миллиарда экземпляров манга, то на каждого взрослого и ребенка приходится по 10 журналов, а на семью — около 27. Но сами по себе эти цифры еще не отражают масштабов повального увлечения комиксами. Ведь многие, перелистав свежий выпуск, оставляют его на сиденье автобуса, на багажной полке поезда, на столике в кафе. И к отброшенным манга тут же тянутся руки нового читателя. Нередко можно увидеть взрослого, с упоением перелистывающего журнал для школьников. Опросы, проведенные в ряде японских университетов, показали, что среди десяти наиболее читаемых студентами периодических изданий четыре принадлежат к манга. Средний читатель «проглатывает» 320-страничный манга за 20 минут. Другими словами, на каждую страницу комиксов японец тратит 3,75 секунды, успевая при этом усвоить прочитанное достаточно хорошо. Дело тут не в каком-то особом таланте. Просто японские манга заметно отличаются от американо-европейских комиксов.

Техника создания манга близка японскому кинематографу — те же принципы символизма, те же приемы раскадровки, монтажа. Если американский художник тщательно прорабатывает все детали картинки, то для автора манга достаточно только намека. Вопросительно приподнятая бровь героя говорит японскому читателю больше, чем многословное пояснение в американском комиксе. Как и японская поэзия, искусство манга тяготеет к ценностям невысказанного. Время действия они обозначают, например, рисуя за спинами героев восходящее или заходящее солнце, место действия — фоном, на котором происходят события, настроение — рисунком сломанной ветки, падающего листа, слезы, катящейся по щеке. Поэтому японский читатель не рассматривает каждую картинку, вчитываясь в слова диалога. Он скользит взглядом по странице, воспринимая ее как единое целое, проглатывает историю как порцию горячей лапши — не разжевывая.

Умение работать не только с текстом, но и с изобразительным рядом, можно сказать, вошло в генетический код японцев. Ведь вся культура этой страны зиждется на иероглифике — письменности, которая гораздо ближе к картинке, чем любая азбука мира. Недаром Сергей Эйзенштейн говорил о «кинематичности» всей японской культуры. Широкое распространение телевидения в Японии лишь укрепило национальную предрасположенность к изображению как средству более богатому информационно, чем любое текстовое сообщение.

Впрочем, феноменальная любовь японцев к манга объясняется не только традиционным предпочтением картинки тексту. Манга открывает японцу окно в несбыточное. В бетонных лабиринтах урбанизированной Японии детям не остается места для игр. Манга позволяет мысленно наслаждаться пространством. Школа делает из ребенка строго стандартную деталь для конвейера массового производства. В чтении комиксов молодежь находит ответы на запросы подавляемой индивидуальности. Занятый с утра до вечера на производстве или в конторе взрослый японец в чтении манга ищет для себя возможность расслабиться, помечтать о чем-то, не связанном с делами предприятия или конторы. Манга для японца — не просто легкое чтиво. Это самый доступный метод эскапизма, наркотик, затягивающий не хуже героина или гашиша. Вот почему, отбросив только что прочитанный журнал для детей, японец тянется к новому выпуску манга, мечтая вновь погрузиться в мир фантазии.

Феномен популярности комиксов в Японии привлек внимание издателей, по своим интересам крайне далеких от создания развлекательного чтива. Первыми новые приемы освоили историки, создавшие школьные учебники, содержание которых становилось легко доступным даже для самого тупоголового. Затем в виде манга стали выходить и некоторые книги, например серия «Жизнь замечательных людей».

Легкость усвоения материала, изложенного в картинках, поражает. Учитывая это, японские издатели приступили к выпуску серии учебников «Основы экономики». Сложные экономические понятия раскрывались художниками манга в конкретных ситуациях как любопытный приключенческий сюжет. Любую книгу из этой серии можно было перелистать за час-два. При этом в голове оставались четкие формулировки экономических законов, схемы маркетинга, принципы взаимодействия рыночных механизмов.

Строительная фирма «Тайсэй» выпустила для своих рабочих комикс-инструкцию по применению новой технологии в строительстве многоэтажных зданий из железобетона. Страховая фирма «Сумитомо» оформила в виде манга комментарии к сложным случаям определения величины страховых выплат при дорожно-транспортных происшествиях. А машиностроительное предприятие «Марудзюн» воспользовалось услугами художников манга для создания нового каталога запасных деталей.

Психологи, воспитатели, исследователи в один голос утверждают, что комиксы способны передавать информацию гораздо более эффективно, чем «голый» текст. Манга вырабатывают в читателях способность быстро схватывать суть проблемы, не полагаясь на принципы линейной логики. Именно в манга эксперты видят причины того, что юное поколение Японии с таким успехом овладевает компьютерами и основами программирования.







Что такое Манга?

Манга — это японские комиксы, а аниме — японская анимация. Многие говорят, что японцы украли идею комиксов у Запада, но японцы рисовали чернилами животных и смешные карикатуры, очень напоминающие современную мангу, тысячу лет назад. Они были предназначены для развлечения, увеселения и обучения.


Аудитория манги: Все возрасты, от маленьких детей и уально-озабоченные молодых парней до немолодых дам бальзаковского возраста, увлекаются мангой, чтобы уйти на какое-то время от повседневной жизни в мир фантазий и грез.
Авторы: В отличие от американских комиксов, каждая манга создается не более чем двумя авторами сразу. Манга появляется в магазинах раз в одну или две недели, и уже написанная другим автором: чтобы покупатели приобретали следующий выпуск, сюжет должен развиваться достаточно быстро и непредсказуемо.


Персонажи: Они растут и развиваются. Манга и аниме показывают студентов в классе и простых служащих в офисе, которые живут повседневной жизнью. Герои из будущего или недавнего прошлого несовершенны, с глупыми привычками и ярко выраженными недостатками. Если американские супергерои всегда посвящают себя борьбе со злом, то японские персонажи (например, в популярных манга-сериалах Doraemon и Ranma) — простые люди, которые ходят в школу, делают каждый день рутинную работу и ругаются с родителями . Психические способности или экзотические друзья делают их особенными. Согласно стереотипам, они имеют густые струящиеся волосы и большие глаза, несмотря на то, что Матсумото как-то нарисовал просто ужасных на вид главных героев с неровными сплющенными глазами, а персонажи Миязаки дряблые. Мужчины и женщины в манге — это не всегда большие глаза, голубые волосы и другие стереотипизированные черты. У них есть надежды и мечты. Их действия всегда имеют последствия. Если главный герой совершает ошибку, то он страдает и получает урок, чтоб впредь больше так не делать! Персонаж растет, развивается, получает новые умения и усовершенствует старые, мужает и приобретает мудрость (исключая комиксы типа Doraemon). Отрицательные персонажи меняются и получают искупление. Несчастные герои находят себя во внутреннем кризисе. Они могут найти счастье, а могут и нет. Они живые.



Тематика: Не такая, как в Америке. Детская манга и аниме не допускают явлений реальности вроде смерти. Абсолютного зла не существует; даже отрицательные персонажи имеют мечты, надежды, мотивы к действию. Несмотря на то, что американские комиксы избегают или упрощают соприкосновение с наукой и технологией, многие японские аниме и манга наоборот, стремятся к «технологизации». Они соединяют технологию, жестокую реальность с манящим миром фантазий и вымыслов. В них также есть некий духовный оптимизм, а не просто прямолинейное добро-или-зло. Жизнь имеет смысл, хотя за него иногда необходимо побороться. Кропотливый труд приносит свои плоды в конце. Трудности возникают, но могут быть преодолены. Сила черпается из помощи окружающим, даже иногда из самопожертвования. Из таких вот простых, но всеобъемлющих тем, вплетенных в добротный сюжет, и возникает магия манги и аниме. Как и все хорошее, они когда-то заканчиваются. Герои и героини умирают, женятся и исчезают. Есть три типичных концовки: герой побеждает (заполучает трон, расположение другого пола), герой умирает (обычно после победы), герой вроде как побеждает, а на самом деле оказывает в большом проигрыше.



История Манги


В 1815 году слово «манга было изобретено известным художником Хокусаем. Он использовал два китайских иероглифа — «ман» («неряшливый») и «га» («картинка») чтобы описать свои забавные рисунки. За тысячу лет до Хокусая в Японии уже были мангаподобные рисунки. Если манга — «искусство, имеющее предшественников», как полагает Уилл Эйснер, первыми его образцами могут считаться японские средневековые свитки, на которых картики перемежались с текстом. Ранние свитки (вроде того свитка 12 века, что на картинке слева, или того 13 века, что на картинке внизу) были только для элиты, но более поздние уже пошли в массы. В конце 18 века пульсирующая потребительская культура в среднем классе городского населения произвела на свет мангаподобное развлечение для широкого населения. Отпечатанные на деревянных дощечках истории с повествованием, диалогами и картинками вскоре стерли грань между текстом и картинками. Как и манга, они могли изображать юмор, драму, фантазию, даже графию. В связи с тем, что в конце 19 века в Японию агрессивно вторгались западные культура и технология, эта «манга» была вымещена неким гибридом японских и западных сатирических публикаций. В первой половине 20 века японские и американские комиксы были примерно схожи по стилю и популярности, пока японские не рацвели буйным цветом, а американские не завяли.
Один художник несет ответственность за всю современную индустрию манги — Тезука Осаму, «Бог манги». «Mighty Atom» («Могучий Атом») — его самое знаменитое творение, известное на весь мир; в 1960 году в США прошел показ анимационной версии под названием «Astro-boy» («Звездный мальчик»). В автобиографии Тезука рассказывает, чем его манга отличается от работ предшественников.


«Большинство манги было нарисовано в двухмерной проекции, как пьеса на сцене. Актеры выходят слева и справа и играют по центру. Я понял, что нет способа произвести психологическое впечатление этим способом, и я стал пробовать „киношные“ приемы из германских и французских фильмов моих студенческих лет. Я манипулировал с крупными планами и различными углами зрения и старался использовать много картинок или даже несколько страниц, чтобы верно поймать динамику движений и выражения лиц, которые прежде ограничивались одной панелью („панель“ — одна картинка в комиксе — прим.пер.) Мои работы в конце концов стали превышать 1000 страниц. Потенциал манги — это больше чем просто юмор; используя тематику слез, горя, злобы и ненависти, я создавал истории, которые не всегда имели счастливую концовку…»
После создания 4-панельной манги для газет Тезука в 1947 году дебютировал с книгой комиксов New Treasure Island («Новый Остров Сокровищ»), историей, опубликованной как akanon («красная книжка»), дешевой книжкой комиксов, прозванной так за кричаще-яркие красные чернила на обложке. Akahon был маленькой нишей скромных развлечений для детей, труднодоступной в условиях ужасающей бедности послевоенной Японии. New Treasure Island резко перевернул всю мангу, когда был продан тиражом 400.000 экземпляров. Тезука перебрался в убогий многоквартирный дом в Токио, чтобы быть поближе к издателям, и быстро подготовил нескольких многообещающих начинающих манга-художников, некоторые из которых даже переехали в этот же самый дом. Инновации Тезуки преобразовали весь рынок манги: дети не переставали читать его мангу, даже когда шли в среднюю школу. Или даже в высшую. Или даже в колледж.



Мальчишечья манга



Удивительно чёткая линия разделяет поколение до манги и манга-поколение. Кто родился до 1950 года, переставали читать мангу, едва только шли в школу, а те, кто после, нет. Почему именно 1950-й? Именно тогда Тезука превратил мангу из простого детского развлечения в явление, с которым было трудно расстаться, даже став взрослым. В 1956-м начался бум еженедельных журналов. В 1959-м были запущены первые детские еженедельники. Сначала они включали в себя не более 40% манги в среднем на номер, остальное место уделяя под образовательные материалы для детей и их родителей. Вскоре, однако, издатели заметили, что спрос растёт пропорционально количеству публикуемой манги. Приключенческие и фантастические истории в стиле Тезуки преобладали в shounen (мальчишечьих) журналах, но их читатели неуклонно взрослели. Тинейджеры и студенты обратили свои взоры на другие издания, где лежала сложная, серьёзная манга (gekiga), начавшая своё развитие с конца 50-х годов. Часто мрачная, печальная и даже жестокая манга была сосредоточена на изображении реалистичной жизни. Преобладал чёрный юмор; здесь не было слёзных историй, как в «манге историй», у которой самую младшую аудиторию составляли ученики начальной школы.



Девчоночья манга



Как shounen-манга, shoujo (девчоночья) манга расцвела в десятилетие после 1945-го. Журналы для девочек начальных классов имели простые и сатиричные формы, в то время как Тезука только начинал более сложные истории с приключениями, драмой, фэнтези и юмором. Издатели нуждались в художниках, они искали женщин. А те в свою очередь, экспериментировали с новыми темами, историями и приёмами, стремясь привлечь более взрослую аудиторию.











 

Ваш любимый аниме мультфильм?
Cейлормун
Блич
Наруто
Шаман Киннг
Тетрадь смерти
Другие









 
Сайт для посетителей Школы Волшебниц Винкс.